Главная » ЗДОРОВЬЕ » «Право на лекарство»: эксперты и чиновники обсудили, как обеспечить это право для россиян

«Право на лекарство»: эксперты и чиновники обсудили, как обеспечить это право для россиян

Минздрав не станет составлять санкционные списки лекарств. Но другая непопулярная мера – отказ от монетизации льготы на лекарство – неизбежна. По мнению ведомства, и в этом с ним солидарны эксперты – России надо переходить от льготного лекарственного обеспечения отдельных категорий граждан к лекарственному страхованию для всех.

«Санкционные списки не формируем, и формировать не будем»

Депутаты Госдумы приняли во втором чтении законопроект «О мерах воздействия или противодействия на недружественные действия США и иных иностранных государств». В новой версии документа отсутствуют упоминания конкретных товаров и услуг, попадающих под ограничения. В том числе нет упоминания о лекарственных препаратах, возможность попадания которых в санкционные списки вызвала волну протеста медиков и пациентов. Одни называют это победой, другие обращают внимание на то, что остающаяся в законопроекте неопределенность вполне позволяет, при желании, ограничить ввоз лекарств, которые также попадают под определения «товара».

Но если такое и произойдет, то нынешнее руководство Минздрава принимать в этом участия не будет, заявила глава департамента лекарственного обеспечения и регулирования обращения медицинских изделий ведомства Елена Максимкина, выступая на VII Всероссийском конгрессе «Право на лекарство». «Если вдруг Министерство здравоохранения обяжут формировать какие-либо санкционные списки, этим будет заниматься уже другой руководитель, который возьмет такую ответственность перед людьми, – заявила Максимкина. – Нам уже звонят компании, с беспокойством по этому поводу. Еще раз для всех повторю: списки не формируем и формировать их не будем».

По словам Максимкиной, ей сложно понять, как вообще могла появиться идея «вовлечь в орбиту санкционных действий здравоохранение», поскольку любой препарат, зарегистрированный в России, имеет право на его обращение – такой должна быть позиция цивилизованного государства. «Право человека на жизнь – самое святое, и любые ограничительные меры, которые касаются этого права, не должны иметь места», – заявила она.

Прокомментировал скандальную инициативу академик РАН, президент Национальной ассоциации производителей фармпродукции и медизделий (АПФ) Сергей Колесников. «Я не знаю ни одной страны, в которой попытались бы хоть пальцем тронуть медицинский сектор, – заявил он. – Мы этой дурацкой депутатской инициативой прославились на всю планету. Над нами теперь смеются во всем мире».

Реальные 4%

Тем более, что не являются тайной и отечественные возможности в импортозамещении.Так, по оценкам организатора Конгресса, президента Лиги пациентов Александра Саверского, реальная доля российских препаратов на фармрынке страны не превышает 4%. По мнению эксперта, нельзя считать отечественными локализованные производства зарубежных фармкомпаний, работающие на импортных технологиях и сырье.

«Петиция против лекарств в качестве контрсанкций собрала за месяц 250 тысяч голосов, что явно указывает на проблему, – отметил он. – Но сама по себе ситуация заставила анализировать – а можем ли мы действительно заместить импортные препараты собственными.Создание и вывод на рынок лекарства занимает 10-15 лет. И если у нас до 2014 года не было даже собственного сырья, нельзя и говорить о массовом производстве собственных препаратов. Никто же на называет произведенную в Санкт-Петербурге «Тойоту» российским автомобилем».

В нашей стране решения принимают люди, имеющие очень слабое представление о работе фарминдустрии, считает Колесников. Он напомнил о недавнем высказывании министра промышленности и торговли Дениса Мантурова о том, что век дженериков заканчивается, а дальнейшие планы государства связаны с выпуском инновационных препаратов. «В мире новых инновационных препаратов регистрируется до сорока в год, – отметил академик. – А тут нам рассказывают про 130 новых оригинальных препаратов каждый год. Откуда такие сведения? Дженерики не заканчиваются, они продолжаются и будут развиваться».

Уголовно наказуемая «экономия»

При этом, замена оригинальных препаратов менее эффективными и зачастую небезопасными дженериками – один из самых тревожных трендов в российском здравоохранении, считает Саверский. По разным оценкам, в изменении терапии в пользу оригинальных препаратов в ходе лечения нуждается 15-25% пациентов. Однако, несовершенство законодательства ограничивает врачей в выборе и назначении таких лекарств. И при этом, на них оказывается прессинг со стороны администрации, вынужденной экономить, в том числе, на стоимости лекарств. А на тендерах закупается все только самое дешевое.

Между тем, в России уже появились прецеденты первых уголовных дел против чиновников, нарушающих права пациентов на лекарства, напомнил Саверский.И это, безусловно, заслуга пациентских организаций, работы для которых становится все больше. Как рассказал на Конгрессе начальник Управления контроля за реализацией госпрограмм в сфере здравоохранения Росздравнадзора Виктор Фисенко, в минувшем году ведомство выявило снижение объемов затрат региональных бюджетов на льготное лекарственное обеспечение в 26 регионах страны. Люди жалуются на отказ в выписке рецептов, если нужного препарата нет в аптеке. Хотя формально такой отказ равносилен отказу в оказании медицинской помощи и является преступлением, напомнил Фисенко.

От монетизации льгот к лекарственному страхованию

Кроме того Росздравнадзор продолжает фиксировать снижение числа получателей льготных лекарств – не получая необходимых препаратов, люди предпочитают выходить из программ льготного лекобеспечения. В 2017 году это число уменьшилось на 2,2%, а за первые месяцы 2018года – еще на 1,8%. На сегодняшний день льготные лекарства получает лишь 3,2 млн человек из 15,6 млн имеющих на это право, уточнила Максимкина. И такая ситуация еще больше снижает возможности льготного лекобеспечения – чем меньше остается в программе пациентов, тем ниже объемы ее финансирования.

По мнению экспертов, какой бы непопулярной мерой не представлялся отказ от монетизации льгот, делать это придется. «На сегодняшний день регионы получили около 40 млрд рублей на закупки лекарств, – рассказала Максимкина. – Но еще более 120 млрд монетизировано. И не факт, что эти деньги люди тратят на лекарства. Справедливо ли то, что, если человеку не нужны лекарства, он забирает из системы средства, нарушая принцип солидарной ответственности?». В настоящее время Минздрав готовит законопроект изменений в систему лекобеспечения, связанный с отменой монетизации для новых льготников. Существующие выплаты сохранятся, иначе социального взрыва будет не избежать.

Между тем, система построена так, что на льготные лекарства имеет право лишь небольшая часть россиян. И второй проект Минздрава касается лекарственного страхования, распространяющегося на все население страны, при котором лекарства становятся бесплатны не для отдельных групп населения, а для всех нуждающихся граждан.В отличие от многочисленных локальных программ в документе речь пойдет о лекарственном возмещении при любом амбулаторном лечении. Кроме того, страховая модель сможет заменить неповоротливую систему госзакупок. Предполагается, что назначаемые врачом препараты включат в программу ОМС, но при этом будет использовать принцип «референтной цены» и соплатежа со стороны пациента.

Необходимость отмены монетизации льгот с одновременным предоставлением бесплатных лекарств признает и Саверский. По его словам, фактически произошла монетизация конституционного права на медицинскую помощь. Кроме того, среди инвалидов значительную часть составляют те люди, которые получают этот статус только ради льготных лекарств.

«Существующая сегодня система – дефектна и сколько ее не латай, будут появляться все новые и новые прорехи. Нужно менять сам подход», – считает Максимкина. По ее словам, сейчас ведомство изучает зарубежные модели лекстрахования. Назначенные врачом лекарства входят в медицинскую страховку практически во всех развитых странах. Но где-то лекарства по рецепту врача полностью бесплатны для пациентов, где-то есть фиксированные соплатежи или платеж в процентах от цены. Но главное – больные получают адекватное лечение. Одна из распространенных мировых моделей – классическое лекарственное страхование – заключается в том, что все население делает ежемесячные отчисления, а лекарства получают пациенты в случае болезни. Интересная схема используется во Франции, рассказала Максимкина. Здесь процент возмещения цены зависит от эффективности препарата, и за наиболее эффективные лекарства государство готово платить до 100% стоимости.

Источник

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.